Историю читала очень давно, повествование, ессессно, не от моего лица.

Мой сосед Ильич рыбаком-профессионалом никогда не был. Но тот, кто
живет на Сахалине, не ловить рыбу просто не может! В тот день он тоже
решил размять суставы и побаловать семью свежей рыбешкой. Сказано -
сделано! Речушка, на которой он решил половить гольца, была
мелководной, и в принципе перейти ее в любом месте могла бы даже
курица, а вот на обилие рыбы это никоим образом не влияло!
Спускаясь с крутого бережка, Ильич в целях безопасности смотрел
только под ноги, а следовало бы обратить внимание на противоположный
берег, по которому так же, смотря только под ноги, спускался огромный
медведь. Кусты скрывали их друг от друга, но выскочив к водной глади,
они столкнулись нос к носу. Так как речушка в ширину была не более пяти
метров.
Не надо думать, что имея двух с половиной метровый рост и семьсот
килограмм веса, медведь сразу бросился на Ильича и разорвал его в
клочья. В такую пору, когда реки забиты рыбой, а лес ягодами и грибами,
они становятся немного ленивыми. Поэтому они просто оба - слегка
опешили! Но в голове Ильича, несмотря на это состояние, со скоростью
фирменного поезда замелькали картинки своей нелепой кончины. Вместе с
картинками промелькивали и варианты спасения, их было немало, и
непонятно, почему Ильич выбрал именно этот способ. Т.е., встать на
четвереньки, и громко сказать - ГАВ, ГАВ … гав!
Объяснить, почему он решил, что медведь должен бояться собаки, он не
смог ни тогда, ни в течении всей своей последующей жизни. Но, странное
дело, это действо не просто напугало медведя, а заставило его -
охренеть! Охренеть настолько сильно, что он открыл в немом вопросе пасть,
и замер на месте, как его соплеменник в виде чучела в краеведческом
музее.
Возможно, сказывалось, что до этого он видел людей, да, наверно, и
собак встречал тоже, но чтобы - в одном лице!!! В общем, состояние его
было такое, что сравнимо только с человеческим, когда тот нос к носу
сталкивается с оборотнем.
Ильич же, поняв, что получил кое-какое преимущество, решил его
развить. Для этого он еще несколько раз сказал ГАВ-ГАВ, подпрыгнул,
попробовал вильнуть задом, изображая нервное подергиванье хвоста, и
оскалил зубы.
Медведь, то ли поскользнувшись, то ли действительно от страха, но
очень естественно, шлепнулся на зад!
И в этот момент Ильич перешел в конкретную атаку. Залившись
душераздирающим лаем, он кинулся к реке. Между ГАВ он вставлял ЭХ,
далее опять ГАВ, потом что-то про МАТЬ, и далее по тексту. Когда до
воды оставалось не более полуметра, медведь наконец-то нашел в себе
силы подскочить с места и, удобряя флору, бросился туда, откуда пришел.
Прыжки его были огромны и достигали в длину не менее четырех метров,
видимо сказывался природный турбореактивный двигатель, выбрасывающий наружу довольно вонючую смесь. При этом он беспрерывно и нервно оглядывался, боясь погони. Что было дальше, история умалчивает, потому что Ильич по следу не пошел, а не менее огромными прыжками ломанулся в другую сторону.

увеличить